Сделать стартовой  |  Добавить в избранное 

Пасха. Информационный проектИнформационный сайт Казанской епархии

О Пасхе : : Двунадесятые Праздники : : Великие Праздники : : О Постах : : О Великом Посте : : Полезные статьи : :

 
  На главную Публикации

 

 

 

 

 

 

 

 





Публикации

Епископ Иоасаф (Удалов), Чистопольский.

02.12.2011

Иоасаф (Удалов) (1886 - 1937), епископ б. Чистопольский, викарий Казанской епархии, священномученик.

Память 19 ноября и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В миру Удалов Иван Иванович, родился 5 апреля 1886 в г. Уфе в семье часового мастера.

В 1900 г. окончил Уфимское духовное училище. В 1906 г. окончил Уфимскую духовную семинарию.

Его духовником во время учёбы в семинарии был схиархимандрит Гавриил (Зырянов). Значительное влияние на него оказал архиепископ Антоний (Храповицкий), совершивший в 1910 году его постриг в монашество.

В 1910 году окончил Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия, принял монашество, рукоположен во иеромонаха и назначен преподавателем Житомирского училища пастырства.

С 3 октября 1911 г. был назначен на должность помощника инспектора Казанской духовной академии.

В 1912 году - исполнял обязанности настоятеля Казанского Спасо-Преображенского миссионерского монастыря и председатель Совета миссионерских курсов в сане игумена.

В 1915 году возведен в сан архимандрита и назначен преподавателем Педагогического Совета курсов (1915-1917 гг. заведующий Казанскими миссионерскими курсами).

В период гражданской войны был членом епархиального совета при временно управлявшем епархией епископе Анатолии (Грисюке), являлся его ближайшим сотрудником.

25 июля 1920 года хиротонисан во епископа Мамадышского, викария Казанской епархии. осле ареста митрополита Кирилла (Смирнова) и высылки владыки Анатолия (Грисюка), временно управлял Казанской епархией.

С 1922 года - епископ Чистопольский, викарий той же епархии.

В 1922 выступил против обновленческого движения, некоторое время был вынужден служить тайно. В 1923 принимал в епархии покаяние у возвращавшихся в Патриаршую церковь бывших обновленцев, переосвящал (малым чином) ранее принадлежавшие им храмы. Однако ему не удалось легализовать (зарегистрировать) православное епархиальное управление, а в ноябре 1923 власти запретили ему проводить богослужения, сам епископ ненадолго был арестован.

12 декабря 1923 года в ГПУ поступил донос и на самого епископа Иоасафа, в котором говорилось, что владыка, "не имея официального разрешения от гражданской власти на организацию Епархиального Управления, фактически управляет епархией". В доносе также был намек на связь с "бывшим Патриархом" Тихоном, от которого владыка Иоасаф "на днях ожидал получить руководящие указания о работе епархии". В этот же день, 12 декабря, постановлением ГПУ было решено изъять всю переписку владыки Иоасафа. 24 декабря в ОГПУ из почтовой конторы забираются письмо Патриарха Тихона к епископу Иоасафу, а также список о наградах и несколько документов административного характера (на которых стояла подпись архиепископа Илариона (Троицкого)). Характерно, что некоторые документы изымались чекистами и с других адресов, поскольку корреспонденция для владыки Иоасафа шла не только на его имя, но и на конспиративные адреса. Однако даже это его не спасло, и письма были изъяты, ибо перлюстрация писем, по всей видимости, была тотальной. Тем не менее, этого оказалось недостаточно для основательного обвинения владыки Иоасафа.

Из Казани в Москву по линии ОГПУ шли откровенные депеши о том, что "в кантонах плодотворная работа обновленцев может быть только в том случае, если тамошние тихоновцы лишатся своего наиболее умного и хитрого руководителя (епископа Иоасафа Удалова)". Власти запретили епископу Иоасафу совершать богослужения, но он продолжал совершать их тайно.

С 1924 по 1926 гг. был заведующим Миссионерскими курсами в Казани.

16 мая 1924 г. вызван ОГПУ в Москву, где был арестован и помещен в Бутырскую тюрьму. 24 августа освобожден под подписку о невыезде, затем был оправдан. Проживал в Даниловом монастыре.

12 апреля 1925 г. принимал участие в погребении св.Патриарха Тихона. Подписал акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому). Осенью 1925 г. по поручению Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра составил проект декларации об отношениях между Русской Православной Церковью и советским государством.

18 ноября 1925 г. арестован в Даниловом монастыре, проходил по групповому "делу митрополита Петра (Полянского) и др., Москва, 1926 г.". Обвинялся в "пособничестве и укрывательстве группы монархических епископов и мирян, поставившей себе задачей использование церкви для нанесения явного ущерба диктатуре пролетариата". 21 мая 1926 г. приговорен к трем годам ссылки в Зырянский край. Во время следствия содержался во Внутренней тюрьме ОГПУ в Москве. 17 июня 1926 г. был отправлен в ссылку.

В 1926-1929 гг. жил в ссылке в п. Туруханске Енисейской губернии. Позднее об этой ссылке он вспоминал так: "... тяжкие испытания в ссылке, приходилось голодать, замерзать, валяться с больным сердцем в грязи, в тюрьмах".

После выхода июльской Декларации 1927 г. перешел в оппозицию Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому).

В 1929 г. еп. Иоасаф обращается с просьбой к митрополиту Сергию (Страгородскому) отправить его на покой «по состоянию здоровья». Митрополит Сергий удовлетворил просьбу последнего. С этого времени (конец 1929 г.) и до своей кончины в 1937 г. епископ Чистопольский Иоасаф (Удалов) находился на покое.

По ortho-rus.ru, принадлежал к Даниловскому расколу, предполагают, что в оппозицию против митрополита Сергия он стал не столько по идейности, сколько потому, что в отсутствие митрополита Кирилла управляющим Казанской епархией сделали не его, а епископа Афанасия (Малинина). Но по другим данным, эти события никоим образом не смутили епископа Иоасафа (как утверждают некоторые историки), а наоборот, обрадовали, т.к. он считал, что в Казанской епархии отныне будет мирное правление и власти не будут сталкивать православных архиереев, тем более что владыка Афанасий был достойнейшим архиереем, с которым епископ Иоасаф был знаком еще с Казанской духовной академии.

На обратном пути из ссылки 2 месяца он прожил в Енисейске и получил там новое постановление о высылке с прикреплением к определенному месту жительства, избрал г. Козьмодемьянск Марийской АО, где поселился с конца 1929 года.

1 декабря 1930 года  был арестован, проходил по групповому "делу членов Казанского филиала "ИПЦ". Казань, 1932г.", обвинялся в том, что "возглавлял и фактически руководил Казанской церковно-монархической организацией, оставшись активным деятелем ее после преобразования в филиал Всесоюзного центра контрреволюционной монархической организации ИПЦ".

На допросе показал:

"Мое отношение к разногласиям между митр. Кириллом и митр. Сергием по вопросу о создании последним около себя Синода таково: митр.Кирилл вправе, как один из старейших архиереев, притом указанный патриархом Тихоном первым своим после своей смерти заместителем, - требовать от митр.Сергия его документальных полномочий на созыв такого Синода, и при отстутствии таковых подвергнуть сомнению компетенцию этого Синода; он вправе требовать передачи этого спора на рассмотрение митрополита Петра, как еще живущего и сохраняющего свои полномочия Патриаршего Местоблюстителя, - это право апелляции к главе Церкви гарантировано многими церковными канонами. В силу этого решение митр.Сергия единолично возникшего между ними конфликта, отказ в передаче этого спора митрополиту Петру и наложение на митр.Кирилла репрессий в виде увольнения на покой по моему мнению канонически неправильно и подлежит отмене. Вышеизложенными обстоятельствами, т.е. узурпацией митр.Сергием принадлежащих ему прав, или, во всяком случае, сомнительных до авторитетного их разъяснения, налагаемые им легко репрессии, и не на одного митр.Кирилла (подчеркиваю, митр.Кирилл в своем ответе резко и решительно отвергает политические мотивы своих разногласий с митр.Сергием, что и дает основание держаться строго церковной оценки этого спора), обвинение всех отбывающих различные наказания духовных, в том числе, значит, и меня, в политической преступности - все это заставило меня до времени окончания срока ссылки (ноябрь 1931г.) держаться в отдалении от митр.Сергия, но не в отделении; когда я получил бы свободу передвижения, то путем личного обмена мыслями с митр. Сергием возможно на многое вышеизложенное изменил бы свою настоящую точку зрения. К напечатанному в газетах "Интервью" митр.Сергия я отношусь так: приветствуя его желание всеми имеющимися средствами предотвратить готовящуюся новую человеческую бойню и рассеять многие неправильно сложившиеся мнения о нашей жизни, я пожалел, что митр.Сергий не нашел надлежащего тона для своего интервью и не избежал, не предусмотрел возражений."

Из показаний:

"В своих личных отношениях к советской власти особых приступов враждебности я в себе не помню. Во время наиболее тяжких испытаний в ссылке, когда приходилось голодать, замерзать, валяться больному с слабым сердцем в грязи в тюрьмах, конечно, бывали горькие минуты при наличии сознания своей невиновности, но это не основное чувство"

Проживая в Козьмодемьянске 2 года под бдительным надзором органов ОГПУ я не был ни разу заподозрен в чём-либо противосоветском, контрреволюционном. Опровергать отдельные факты обвинения мне не приходится, так как в обвинении не указано ни одного такового, касающегося лично меня и устанавливающего мое непосредственное участие в нем, а приведенные мною выше справки о моей жизни последних лет с неопровержимостью доказывают, что участия в казанской жизни я не мог иметь.

В период следствия содержался под стражей в изоляторе ПП ОГПУ г.Казани. 5 января 1932 г. приговорен к 3 годам ИТЛ. В 1932 - 1934 г. в заключении в лагере под г. Кемерово, на рудниках в Араличеве. В лагере возил тачки с углем.

В 1934 г. Особым Совещанием при НКВД СССР срок наказания увеличен на 2 года.

В 1936 г. освобожден из лагеря. Жил на окраине Казани вместе с 80-летней матерью. С "сергианскими" архиереями митрополитом Серафимом (Александровым), архиепископами Венедиктом (Плотниковым), Никоном (Пурлевским) он не общался, но посещал «сергианскую» церковь Ярославских Чудотворцев на Арском кладбище, иногда служил панихиды. К нему часто приезжали симпатизирующие «непоминающим» крестьяне. Владыка Иоасаф продолжал переписываться со ссыльным митрополитом Кириллом. Жил очень бедно, а продукты и одежду, передаваемые ему верующими, пересылал священникам, находившимся в тюрьме и ссылке. На вопрос одного протоиерея об отношении к советской власти ответил: "чтобы судить о советской власти, нужно побывать в концлагерях…".

В ноябре 1937 г. арестован в Казани у ложа умирающей матери, содержался во внутренней тюрьме НКВД г. Казани. Он был обвинён в организации контрреволюционного церковного подполья. По одному делу с ним были привлечены две монахини давно закрытого Богородицкого монастыря Евдокия (Двинских), Степанида (Макарова) и "сергианский" протоиерей Серафимовской церкви Николай Троицкий. На допросах сщмч. Иоасаф отказался признать себя виновным и отвечать на конкретные вопросы, а обвинения выдвигались самые нелепые – в том числе «восхваления Троцкого», «симпатии к фашизму».

29 ноября 1937 Тройка ОГПУ по ТАССР приговорила епископа Иоасафа (Удалова), протоиерея Николая Троицкого к расстрелу, а монахинь – к 10 годам лагерей.

2 декабря 1937 года был расстрелян во внутренней тюрьме НКВД г. Казани, похоронен на Архангельском кладбище.

Канонизирован Синодом Русской Православной Церкви заграницей в 1981 году.

Причислен к лику священномучеников 23 июня 2008 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви по представлению Казанской епархии.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Пасха. Информационный проект»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: pasxa.eparhia.ru

Все новости раздела




© «Всё о Православных Постах и Праздниках», 2003-2014.
© Православный проект «Епархия», 2001-2014
Яндекс.Метрика Сайт работает под управлением
системы «Экспресс-Веб»
Express-Web - система управления сайтами